Infected Mushroom. О домашней студии дуэта и записи новой пластинки.

Не секрет, что они считаются инноваторами в таком жанре электронной музыки, как psy-trance, но Эрез Айзен (Eres Aizen) и Амит “Дувдев” Дувдевани (Amit ‘Duvdev’ Duvdevani), более известные, как Infected Mushroom, не спешат соглашаться с этой классификацией. “Если честно, мы сейчас и не особо-то псай-трансом занимаемся, – говорит Эрез, -Я думаю, это можно назвать электронным роком или чем-то типа того. Но в любом случае, мы не слишком задумываемся о таких вещах”.

Новый альбом дуэта, вышедший в середине сентября 2009 года на Perfecto, носит название ‘Legend Of The Black Shawarma’. Эрез и Дувдев записали его в собственноручно построенной студии в Лос-Анжелесе на заднем дворе дома Эреза. О новом CD Эрез говорит: “Я думаю, он немного поагрессивнее, но всё-же сравним в своём разнообразии с нашим предыдущим альбомом Vicious Delicious (вышел в марте 2007 года на Reincarnate music). Треки разнообразные, и среди них больше песен, причём иногда даже больше похожих на heavy-metal”.

Infected Mushroom был создан Эрезом и Амитом в Израиле в конце 90х. Они переехали в Лос-Анжелес около 4х лет назад. И “Легенда чёрной шаурмы” – седьмой по счёту альбом в их карьере, и он наглядно показывает их внушительный продюсерский талант. Эрез попал в музыкальный мир благодаря своему увлечению компьютерами, и сейчас выкроил немного времени в жёстких гастрольных и студийных графиках, чтобы потолковать с ЕМ.

-Хотя вы выступаете полной командой, в студии – только ты и Дувдев, верно?

-Да, только мы.

-Каковы ваши роли в творческом процессе?

-Ну, практически одинаковы. Мы оба знаем, что и как делать. Мне больше нравится возиться со звуком и подобными вещами. Дувдев пишет тексты и исполняет вокальные партии.

-Расскажи нам о происхождении группы. Вы же оба родом из Израиля?
-Ага, мы оба из Хайфской области.

-Какова была музыкальная сцена в те времена?
-Мы начали, когда были ещё очень молоды. Мы слушали много хэви-металла, ну и сцена была преимущественно-рок-хэви-металлическая. Мой партнёр побывал в то время на нескольких вечеринках в Гоа. Он был весь в музыке, в то время как я больше в компьютерах. И я думал: “Как я могу писать музыку только на компьютере?”. Денег на студию не было, был только компьютер. Ну и я попробовал и начал с реально жуткой программы ‘Impulse Tracker’. Она очень старая.

-Это был секвенсор?
-Он совмещал в себе секвенсор и сэмплер, но возможности использования WAV файлов у него были очень ограничены. Тем не менее, я сделал на этом софте 2 альбома. И тогда мы с партнёром встретились и решили вложить деньги в более-менее приличную студию. Мы купили ужасный DJ микшер Gemini, Nord G1 и поставили Cubase XT , не помню какой версии.
-И как же группа пробилась?
-Первый альбом не заинтересовал никого. Но тем не менее, даже один слушатель давал нам надежду. И тогда прорывом стал второй альбом ‘Classical Mushroom’ (YoYo Records, 2000). Он был очень коммерческим (не знаю, почему они так считают), полным влияния классики, что было незаурядным явлением в тогдашней техно-музыке в виду её монофоничности. Мы решили, что для нас это слишком скучно, поскольку мы оба имели классическое музыкальное образование. Сначала этот диск все ненавидели, но впоследствии он стал золотым по продажам и нашим настоящим хитом. Мы даже не ожидали этого.

-Как давно это было?.
-Лет 8 назад.

-Как вы наработали ваш студийный опыт?
-Исключительно методом проб и ошибок. Рядом не было никого, кто мог бы обучать нас чему-то, и мы пошли по этому пути самостоятельно. Покупали оборудование типа первого Норда и учились.

-Расскажи немного о студии
-Она рядом с моим домом. Мы построили её на заднем дворе.

-То есть это отдельное здание.
-Да.

-В ней есть и контрольная, и “живая” комнаты?
-Именно. Мы построили её под свои нужды. У нас до этого было очень много студий, и тут мы сами разработали дизайн для максимального комфорта.
У нас нет микшерной консоли. Есть 32-входная-выходная Apogee и RME AES-32s (аудио-карты). Фактически, это и есть наш пульт для коммунтаций и посыла сигналов на внешнее оборудование. Если нам надо послать сигнал на кольцевой модулятор или что-либо ещё, мы просто формируем посыл в Cubase. Работает как плагин. Для нас очень легко организовывать процесс записи таким образом.

-Значит, вы используете Кубейс в качестве секвенсора?
-Ага, Cubase 5. Мы знаем его очень-очень хорошо. С него и начинали.

-Вы используете его на платформе PC или Mak?
-PC.

-Это необычно. Большинство именитых артистов используют Маки.
-Особенно в Штатах.

-А в Израиле большинство людей используют ПиСи?
-Да все используют.

-На альбоме есть гитарные партии. Вы приглашали гитаристов?
-Мы записывали их вдвоём. Пропускали гитары через процессор эффектов Zoom.

-Так вы играете на гитарах?
-Из нас очень плохие гитаристы, поэтому записываем ноту за нотой и потом склеиваем в Кубейсе. Для нас это звучит иначе, чем записанная живая игра. Мы также приглашаем гитаристов, но делаем это редко. В этом альбоме мы записывали гитариста только для одного трека.

-Это был ‘Herbert The Pervert’?
-Именно. Но только несколько партий. Мы очень тщательно подходим к этому, поэтому вы вряд ли с точностью определите, настоящая это гитара или нет.

-В начале одного из треков есть некое подобие акустической гитары, но звучание всё же не совсем аутентичное. Это был сэмпл?
-Это тоже “Герберт Извращенец”. По-моему это был Yamaha Motif. И следующий за ней рифф – тоже синтезатор, а не гитара.

-Каким синтезаторам отдаёте предпочтение – софтовым или же аппаратным? Или всем вместе?
-В основном хард. Один из самых лучших – Nord G2. Мне очень нравится его качество, поэтому используем его очень часто. Я знаю очень немного VST-синтезаторов, способных соперничать с ним. Но всё равно нельзя говорить об аналоговом качестве их звучания, потому как если пропустить их и Норд через несколько хороших преампов и сравнить, разница становится существенной.

-Какие преампы вы используете?
-У нас есть Авалоны, Neve 1073, API и SSL. Есть ещё коё-что, о чём вы вряд ли слышали – это от израильской фирмы Lev Solutions. Они делают реально удивительные вещи!

-У вас преамп от них?
-Преамп, звучащий по-настоящему удивительно! Как и всё остальное, что у нас есть. Ещё у них есть замечательный, замечательный компрессор! Вы должны проверить!

-Значит, у вас много внешних обработок?
-Ага, много. У нас есть Eventide H8000, Lexicon 960. Мы пропускаем звук через Sonic Core Scope на DSP-платформе. У него есть плагины Modular III и Adern FleXor. Его процессоры уникальны и звучат очень круто.

-В треке ‘End Of The Road’ есть синт, похожий на рифф с дисторшеном. Ты помнишь, что это было?
-Это был Roland V-Synth XT, пропущенный через Eventide. То есть исходный звук с V-Synth, а дисторшен – Eventide.

-У вас есть модульный синтезатор Doepher.
-Эта система была разработана для нас нашими друзьями – фирмой Analogue Heaven. Чертовски необычная вещь, как мы и любим.

-А что в ней такого необычного?
-В нём нестандартные для Doepher осцилляторы, редкие. Сложно объяснить на словах, лучше послушать.

-В треке Franks есть очень клёвые эффекты. Например, один момент, когда весь микс затухает через фильтр, а затем возвращается вновь. Ты помнишь, что вы использовали для этого?
-Не уверен. Если не ошибаюсь, это был Nord G2. Пропустили сквозь него с помощью собственных пресетов.

-То есть вы пропустили сигнал через Норд как через процессор?
-Ага.

-А вы часто так делаете?
-Да, реально великолепные фильтры.

-То есть вы используете синтезаторы как процессоры.
-Да.

-Какие ещё эффекты вы используете?
-Очень много от UAD. У нас есть почти все их эффекты. Недавно использовали Moog Filter, фильтр низких частот. Думаю, звучит отпадно.

-Вы использовали UAD’овские эмуляции винтажных процессоров?
-Ага, они все шикарны. Я сравнил реальный LA-2A с плагином. Очень трудно найти различие. Единственный способ – выкрутить уровень сигнала и подавление пиков на максимум. А если использовать его как делают все нормальные люди, то сомневаюсь, что почувствуешь разницу.

-Вы также сами сводите?
-Да. У нас есть много аргументов в пользу этого.

-Вам нравится сводить?
-Да, но иногда мы слишком заморачиваемся на деталях.

-Вы сводите полностью в одной коробке?
-Мы вообще странно это делаем. У нас есть RME AES-32, и она имеет свой 48-битный микшер, цифровой по сути. Мы записываем только в режиме 32 бита, 96kHz. Затем конвертируем с помощью Prism Sound в 16 бит 44,1 kHz.

-И это идёт обратно в компьютер?
-Вообще, это идёт на другой компьютер; там мы делаем мастеринг.

-Я заметил, что на альбоме много эффектов, когда весь микс как бы заикается.
Как вы этого добились?
-Это очень легко. Есть много способов достичь такого эффекта. Но как мне кажется, самый лёгкий – экспортировать нужную вам часть и наложить на это gate-эффект; здесь использовали MIDI gate.

-Какой длительности ноты вы для этого используете? 32-е?
-Всё зависит от партии. Много 32х, 16х. Зависит от того эффекта, которого хочешь достичь. Можно экспортировать весь трек и наложить на него (gate).

-То есть вы вообще-то не режете, а пропускаете через процессор?
-Сейчас с пятым Кубейсом проще порезать. Alt-click, и он режет всё по установленному вами времени. Мы затем делаем с каждым тактом короче. Для этого рисуем огибающую. Таким образом всё режется наиболее точно.

-Что дальше? Полагаю, вы собираетесь много гастролировать в поддержку альбома?
-Ну, мы уже выступаем. Но так как у нас есть дети, семьи, то мы стараемся вести более-менее нормальную жизнь и выступать только по выходным. Так что, у нас в конце недели 2-3 пати, а остальное время мы дома.

-В какой стране вас встречала самая благодарная публика?
-Мексика очень впечатлила. Должен сказать, Штаты последние 2 года в этом плане удивляют всё больше и больше. Я думаю, здесь эта музыка в новинку, люди только начинают открывать её для себя, поэтому на сегодняшний день мне приятнее всего играть именно в Штатах.

-Я полагаю, на живых выступлениях вы предпочитаете аппаратуру софтовым синтезаторам?
-На выступлениях я использую только Yamaha Motif XS Rack с контроллером Roland R-800. Мне очень нравится эта клавиатура.

-Когда играете живьём, с вами барабанщик и гитарист, верно?
-Ага, и я на клавишах. Гитарист играет через Zoom G9.

-Усилитель?
-Нет, не он. Я не люблю их звук, особенно на сцене.

-Каждый из вас имеет индивидуальную мониторную линию?
-Ага, наушники Shure.

-Таким образом, у вас есть возможность держать громкость на приемлемом уровне?
-Некоторым из нас да, а некоторые глухие (смеётся). Я работаю с низким уровнем, и у каждого свой микс в наушниках. У нас классные настройки на сцене. У нас есть цифровой микшер Yamaha 01V. Мы просто подключаем микшер, одной кнопкой загружаем пресеты – и микс на 99 процентов готов.

-То есть для каждого трека свой пресет. А как насчёт ударных? У вашего барабанщика есть стандартная установка, подзвучиваемая микрофонами?
-Было дело. Но возникли проблемы с качеством и чистотой звука, которые мы хотели получить. Так мы пришли к Roland V-Drums. На сцене во многих случаях он звучит намного лучше живых ударных. Если играешь в клубе, барабанной установке требуются как минимум 5 микрофонов, и нужно эквализировать, убирать некоторые частоты, чтобы избежать обратной связи. И вместо того, чтобы получить наиболее хорошо звучащую установку, ты только борешься с обратной связью.

-То есть всё это означает, что, где бы вы ни играли, вы звучите одинаково?
-Почти всегда. Я так счастлив, что мы нашли эту систему. Это позволяет нам проводить саундчек за полчаса, и мы готовы!

Автор статьи – Mike Levine.

Статья из музыкального журнала ‘Electronic Musician’ (EM)

Перевод Avenger Strance.ru

публикация статьи разрешенна только при наличии гиппер ссылки на strance.ru

Источник: strance.ru

Москва, Страстной бр. 8А  ЖАРА NIGHTCLUB
+7 (495) 136-43-02 (Заказ столов)
+7 (495) 650-45-56

купить mobil super 3000 5w 40 отзывы mobil super 3000 5w 40 отзывы интернет магазин автомасел