Примадонны выбирают принцессу

Предпоследним номером Оксана Крамарева, которая на нынешнем конкурсе имени Чайковского особенного впечатления не произвела. Тут она не просто поет, но входит в музыку всем существом. Романс «Уж ты, нива моя» превращается в страстную исповедь, которую страдающая девушка поет на предельном напряжении. И «Отрывок из Мюссе», к диким перебросам энергии которого нас приучила Образцова, Крамарева поет по-своему и вполне убеждает, при том что голос ее по-настоящему красивым я бы не назвал. Она берет именно проникновением в дух музыки.

Последней выходит на сцену Образцова, вне себя от волнения. (Я видел ее за кулисами в антракте — она появилась среди светской тусовки в белом волнистом платье, что-то говорила, но чувствовалось, что не одолеваемое рассудком чудовищное волнение не отпускает ее ни на минуту). Вместе с Образцовой –Важа Чачава, ее верный пианист. Он начал волхвовать сразу, набрасывая волны чувственной и утонченной музыки. Образцовой потребовалось какое-то время, чтобы взять себя в руки, хотя голос с самого начала звучал мощно и полнозвучно. И вдруг вернулось самообладание, голос стал повиноваться и на forte, и на pianissimo, и она выплела все нужные кружева, показала, что такое музыка Рахманинова, какие таит в себе невиданные тайны. И без всякого преувеличения, не подыгрывая примадонне, можно было сказать, что эти несколько минут и стали главным событием этого концерта.

На следующий день наступил третий тур. Из боковой ложи Большого зала Санкт-Петербургской филармонии, представшей после ремонта во всей своей аристократической красе, удобно следить не только за участниками, но и за членами жюри. А там кроме Образцовой еще четыре примадонны высшего разряда. Сосредоточенная немка Криста Людвиг, исполнительница «тяжелого» репертуара, легенда Вены и Зальцбурга, Москва ее видела в роли Октавиана в «Кавалере розы» под руководством великого Карла Бема в 1971 году. Изящно-изысканная испанка Тереса Берганса, напротив, представляет «легкий» моцартовско-россиниевский пласт. Венгерка Эва Мартон, лучшая Турандот 80–90-х годов и признанная Брунгильда, воплощала силу и напор драматических сопрано. Ее соотечественница Сильвия Шаш, получившая в свое время вторую премию на конкурсе имени Чайковского, загадочно-лирическим обликом напоминала, что в 70–80-е годы ее по праву считали наследницей Каллас. Все певицы сохраняли во время выступления конкурсантов невозмутимость, и только экспансивная Берганса то и дело открывала рот, как бы помогая молодым взять нужную ноту, или пальцами отщелкивала правильный ритм.

В третьем туре выступали восемнадцать певцов, из которых только пять относились к сильному полу. Кажется, это стало поветрием вокальных конкурсов во всем мире — слабый пол и рвется в бой активнее, и успехов достигает более существенных. Были представлены Россия и Украина, Азербайджан, Китай и Демократическая Народная Республика Корея. Певцы с Востока в число лауреатов не вошли.

Пения, как такового, было больше, чем интерпретаторских находок или берущего за душу артистизма. Но нельзя не запомнить обаятельную двадцатилетнюю Александру Максимову из Владимира — в арии Шемаханской царицы она блеснула изяществом фразировок и вниманием к отточенным деталям. Заявила о себе как о темпераментной актрисе с несомненным сценическим излучением получившая третью премию москвичка Ксения Волкова. Петербургский бас Павел Шмулевич (вторая премия), чей изящный внешний облик расходится с привычными представлениями о басе, показал себя мастером в вердиевской арии и потерялся в нашем привычном Кончаке. Юный саратовский тенор Алексей Саяпин (третья премия) с типично русским голосом вдруг взял да спел арию из немецкой оперы «Марта» (Флотов) по-итальянски и тем сам себя высек, подчеркнув свой принципиально неитальянский вокал. Красотой округленного звука порадовал киевлянин Александр Стрюк, вот только его Мазепе не хватало властности и искренности, а у Фигаро на первый план вышел захлеб самолюбования.

Среди мужчин достойных первого места не оказалось, а первую премию среди женщин присудили петербурженке Екатерине Гончаровой. Красивая, стройная, обаятельная и чувствительная, она в третьем туре блеснула в арии Сервилии из одноименной оперы Римского-Корсакова. Мягкий тембр округленного, нежно льющегося голоса сочетался с изяществом фразировок, и Гончаровой удалось создать особую атмосферу, вовлекая зрителей в свои переживания. Чуть бледнее прозвучал рассказ Мими, но тут, сами понимаете, требования у нас завышенные!

Гран-при получила певица-феномен, восемнадцатилетняя Юлия Лежнева из Москвы. Маленького роста, с высоким лбом и светящимися глазами, она от природы наделена редким вокально-лирическим даром. Простоватую, трогательную арию Луизы из оперы Шарпантье она превратила в нанизь душевных прозрений, мы как будто слышали переливы жемчужных капель, висящих на серебряных нитях. А в россиниевской арии Зельмиры, той самой, что открывает знаменитый диск Чечилии Бартоли, она не столько устроила перезвоны сногсшибательных колоратур, сколько открыла своим пением отрадное место, куда можно прийти и плакать от счастья. Дай бог Юлии не утерять этого орфеевского дара!

На третий день вечером вручали премии и благодарили спонсоров. Елена Образцова вновь волновалась и сказала, что лучше бы ей петь, чем говорить речи. Раздавать премии ей помогал один из главных спонсоров конкурса, бизнесмен, а ныне еще и генеральный директор Михайловского театра Владимир Кехман. По его приглашению Елена Образцова стала художественным руководителем оперы в этом театре. Ксения Стриж объявила о результатах голосования на канале «Сто», по которому велась прямая трансляция третьего тура: премию зрительских симпатий завоевала все та же чудо-певица Юлия Лежнева.

В завершающем концерте пели лауреаты, и здесь обошлось без переоценок или открытий, все подтвердилось. Разнообразие в концерт внесли две лауреатки конкурса Аннелизе Ротенбергер на немецком острове Майнау – узбечка Пульхар Сабирова с ее богатым итальянским голосом (и несколько небрежным отношением к ритму) и немка Тереза Кронталер, которая блеснула не только стильным нарядом (изящное маленькое белое платье), но и артистизмом, не потускневшим рядом с чудом Лежневой: в перселловской арии Дидоны безупречное звуковедение вобрало в себя и глубочайшую, неподдельную скорбь. А завершилось все россиниевскими руладами нашей маленькой Лежневой.

Источник: www.simfonia.net

Москва, Страстной бр. 8А  ЖАРА NIGHTCLUB
+7 (495) 136-43-02 (Заказ столов)
+7 (495) 650-45-56

купить mobil super 3000 5w 40 отзывы mobil super 3000 5w 40 отзывы интернет магазин автомасел